Облака, облака....

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Облака, облака.... > Записи друзей


Записи все / пользователей / сообществ
кратко / подробно
Вчера — понедельник, 13 августа 2018 г.
the girl from tardis 23:08:53
Запись только для зарегистрированных пользователей.
the girl from tardis 19:47:32
Запись только для меня.
the girl from tardis 17:30:32
Запись только для зарегистрированных пользователей.
the girl from tardis 16:26:57
Запись только для зарегистрированных пользователей.
the girl from tardis 13:24:09
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Позавчера — воскресенье, 12 августа 2018 г.
~ МоРоЖеНоЕ ~ Зайка Ми 18:17:02
Идём с племянницей домой. Навстречу идут два парня с пакетом и внезапно начинают предлагать мороженое.­­
- Девчонки, мороженое хотите?
- Нет, спасибо

Они начинают упорно навязывать его, мы опять сказали, что отказываемся, и дальше просто шли, не оборачиваясь на их "ну девчонки". Мало ли... незнакомые парни всё-таки...


Настроение: Нормальное вроде
Категории: Прогулки
Mimimika Miku 17:46:55
Запись только для друзей.
the girl from tardis 17:33:42
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Тест: Решительность [сборник] Борис Эйрей Ветки старой рябины... Весёлый Ветер 17:19:59
­Тест: Решительность [сборник]
Борис Эйрей


Ветки старой рябины, покачиваясь, то ложились на воду, то вновь появлялсь над ней, оставляя на зеркальной глади многочисленные круги. Ярко-медные пятна листвы на прозрачном полотне, как растерянные и одновременно пугливые бабочкиm танцевали в объятьях водной стихии, даря свою красоту миру Сердец. Вы с Борисом лежали под лесными деревьями; его макушка мирно покоилась на твоей груди, слушая быстрые стуки, а ты, уместив свободную руку под свою голову, разглядывала сквозь ажурный узор молодой листвы голубую высь. Другая рука медленно поглаживала кошачьи уши возлюбленного, пока пальцы не зацепились за золотистые кольца. Тогда ты благоговейно замерла, вспоминая о том, как в реальном мире влюблённые люди делают для друг друга татуировки со своим особым смыслом, который поймут только они. Должно быть, это очень приятно - смотреть на символ, обозначающий их чувства, притрагиваться к нему и твёрдо знать, что след никогда не исчезнет, а любовь, возможно, никогда не развалится благодаря этой связи. Борис, наверное, оценил, если бы ты сделала что-нибудь со своим телом ради него...

Представления об этом и мысли начали постепенно брать над тобой контроль, посылая импульсы в сознание, гласящие о блеске идеи. Странное ощущение разливалось в груди при фантазии о том, как он целует твоё будущее кольцо на коже, как любовно поглаживает его, смотря на тебя безгранично мечтательным и благодарным взглядом. Золотая щекотка между рёбер, пробуждённая под твоим воображением, терзала и не давала покоя. Теребя крайнее кольцо на его ухе, ты нерешительно спросила:

- Борис, а тебе было больно делать пирсинг?

- Мм? - Эйрей лениво приподнял будто бы потяжелевшую голову, приоткрыв только один глаз, и помотал головой, сдерживая себя от зевка. - Ты об этом? - вслушавшись в твой вопрос, уточнил он, пошевелив ушками. Ты привстала на локтях, чтобы кивнуть, как он сделал это быстрее тебя и, по-кошачьи вытянувшись, он с проснувшейся игривостью махнул малиновым хвостом, пушистый кончик которого прошёлся по твоей шее, вызвав приятные мурашки - особенно хорошенько пощекотал пирсинг в виде рыбного скелета. Ты чуть укоризненно посмотрела на ненаглядного, потирая ладонью чувствительную зону, на что он широко улыбнулся и покорно опустил хвост на землю, больше не дразня твою персону. - Совсем не больно! Всё равно что проникать в замок Сердец и получать от стражей, - беззаботно ответил он, на что получил твой угрюмый взгляд.

- Нашёл с чем сравнить! - недовольно фыркнула ты, довольно агрессивно реагируя на его пренебрежительное отношение к собственной жизни. - Если я узнаю, что ты и дальше туда ходишь, то я...

Осекаешься, не решаясь озвучить угрозу вслух, ибо ругаться в такой умиротворённый момент хотелось меньше всего. Справляешься с гневом, опуская в порыве эмоций поднятую руку, и с усталостью замечаешь, что Борис вовсе не испытал должный страх перед мраком, окружившим твою ауру, а, сидя по-турецки, с широко распахнутыми глазами ожидал, когда ты снова заговоришь.

- Нууу? Что ты сделаешь, (Твоё имя)? - в продолжении фразы он видел потребность, как в воздухе, ведь сидящая перед ним девушка уже давно стала его личным сортом зависимости.

- Ничего! - пробурчала ты, не желая идти у него на поводу, и скрестила руки на груди, обиженно надув губы.

- Но я ведь так хотел, чтобы ты накричала на меня! - раздасованно выдохнул кот, добавив с ноткой одержимости: - Ведь я люблю, когда ты ругаешься на меня. Знаешь, меня это очень даже заводит...

От уха до уха на его лице расплылась многозначительная улыбка, и молодой человек подполз к тебе, намереваясь успокоить свои бушующие гормоны. Отворачиваешь от него голову, хмурясь и сетуя вслух о том, что он мазохист. Но Эйрея совершенно не беспокоит твой неподходящий настрой; он и дальше идёт по лезвию ножа, касаясь кончиком носа основания твоей шеи, трётся о трахею, плавно поднимаясь выше и высовывает язык, собираясь оставить свой влажный след на твоей коже. Прекрасно изучив своего партнёра, вовремя отталкиваешь его, всё ещё упрямясь и проявляя стойкость характера. Борис озадаченно массирует макушку, терпеливо ожидая, когда ты придёшь в себя, а потом всё же решает задать интересующий его вопрос, когда страсть начинает постепенно утихать:

- А почему ты спросила об этом только сейчас?

- Потому что... - на мгновении смущаешься, не зная, как ему признаться и мучаясь над его будущей реакцией на это. - Хочу сама сделать пирсинг.

- Зачем? - удивлённо спрашивает Борис, по-птичьи склоняя голову набок.

- Нуу... Хочу, чтобы у нас были особенные отношения... - с трудом выдыхаешь ты, будто признаваясь ему в каком-то проступке. - Мне хочется, чтобы у нас было что-то, что могло бы символизировать наши чувства. Или... Это что-то вроде подарка для тебя. Просто я не знаю, как ещё объяснить это. Просто захотелось, чтобы и у меня тоже было хоть что-то от тебя, вот и всё.

Эйрей несколько секунд смотрит на тебя с изумлением, переваривая информацию, а затем и вовсе расплывается в счастливой улыбке, будто он выиграл лотерейный билет. К этому моменту твоя робость начала постепенно исчезать - значит, он одобрил затею.

- Раз ты делаешь это для меня, тогда я не против! - радостно объявляет кот, поднимая в знак восторга уши вверх. - Ах, (Твоё имя), я и не знал, что ты настолько любишь меня!

- Да-да, - смущённо отмахнулась ты от его серенад, желая поскорее перевести тему. - Где ты делал себе пирсинг?

- У старика Гоуленда.

- Тогда идём к нему! - решительно заявляешь ты, поднимаясь с шёлковой травы, и направляешься в сторону парка развлечений, игнорируя Бориса, который впал в оцепенение. - Пусть он тоже сделает мне.

- Подожди! - выкрикивает кот, догоняя тебя, и резко хватает твою персону за запястье, разворачивая к себе. Ошеломлённо смотришь ему в глаза, на что он хмуро выдаёт: - Я не позволю этому старику лапать тебя!

- Л-лапать...? - в ступоре произносишь ты, несколько раз похлопав ресницами. Не сразу находишь слова на его странное заявление. - Но он же только просунет мне кольцо и всё. Зачем ему вообще меня лапать? Он ведь знает, что мы с тобой встречаемся.

- Он будет притрагиваться к твоей коже! - продолжает напирать Борис, всё сильнее стискивая твою изрядно затёкшую конечность; стойко терпишь неосознанную пытку кота, сдерживая кривой оскал от боли. - А я не хочу, чтобы кто-то трогал мою собственность! Ты принадлежишь мне! Только я могу прикасаться к тебе! Так что я тебе и сделаю пирсинг!

- Ч-что?! - впадаешь в голый шок настолько, что находишь в себе силы отодрать руку из хватки, и отскакиваешь от разгневанного Бориса. - Ты вообще умеешь это делать?

- Не очень... - приглушённым тоном признался Эйрей, будто пристыженный твоим провокационным вопросом, и неловко почесал кончик уха. - Но я обязательно научусь ради тебя! - взбодрился он, посвятив тебе улыбку, полную энтузиазма, хотя подобный жест напугал тебя только ещё больше. - Не думаю, что это сложнее, чем стрелять.

- Вообще обалдел что ли?! - запаникованно вопишь ты, делая ещё один отскок подальше от Бориса, который начал уже решительно надвигаться на тебя. - Я, знаешь ли, ценю свою жизнь в отличие от тебя! И мне бы не хотелось умереть на руках возлюбленного только потому, что он неправильно просунул в меня кольцо.

Рассеянно таращишься по сторонам, надеясь не встретиться с обиженным парнем, ведь сказала ты, похоже, лишнее, а осознала слишком запоздало. Но вместо этого продолжаешь слышать уже тихую поступь кота, который ласково приподнял тебя за подбородок двумя пальцами, и заставил посмотреть в свои медовые глаза, которым хотелось довериться от всего сердца, вопреки опасениям.

- Я никогда не причиню тебе вред, (Твоё имя), - вкрадчиво говорит он, прикасаясь тёплыми губами к твоему лбу, отчего ты покорно обмякаешь в его руках и тихо млеешь от удовольствия. - Поэтому постараюсь сделать всё в лучшем виде. Тебе не о чём беспокоиться. Я возьму у старика книгу, где описано, как всё это делать.

- Я так понимаю, у меня нет другого выбора, кроме как позволить именно тебе заняться этим делом, так? - обречённо вздыхаешь ты, уже постепенно смиряясь со своей нелёгкой судьбой.

- Какая ты у меня всё-таки умница! - радуется кот, улыбаясь во все тридцать два зуба, и эта чертовски миловидная улыбка окончательно уничтожает недоверчивый лёд в твоём сердце.

- Хорошо... - спустя минуту недолгих раздумий смиренно выдыхает твоя персона, напоследок ставя условия: - Но только чтобы точно сделал всё по книге! Если я умру, это будет на твоей совести, так и знай!

Не успеваешь насупить брови для того, чтобы убедить его в своей серьёзности, как его губы приникают к твоему сжатому рту, заставляя окрылённо трепетать.

- Я не позволю тебе умереть, - с уверенностью обещает Эйрей, вынуждая тебя улыбнуться и наивно довериться ему, уткнувшись лицом в его грудь под порывом чувств. - Подожди меня здесь, я скоро вернусь, - он неохотно отстраняется, позволяя тебе убрать руки с его стана, и убегает в парк аттракционов со скоростью света.

Машешь ему на короткое прощание, ощущая внутри лёгкую тревогу. С учётом того, что твой возлюбленный горячо ревнует твою персону, то ничего другого ожидать от него не стоило, хотя крохотная надежда на его благоразумие всё-таки была. Ты часто забывала о том, что находишься в Стране Сердец, где лишь малые вещи поддавались логике. На жителей расчудесного мира её влияние в основном не распространялось и все они действовали по-своему, игнорируя адекватные уставы твоего привычного. Сминая ногами траву, ты всё больше чувствовала, как нарастает паника, но и отвергать идею тебе не хотелось, как и обижать Бориса, который со всей ответственностью отнёсся к делу; он прибежал довольно быстро, весь запыханный, но с чемоданом инструментов в руках и уже был готов смахнуть усталость и приступить к своей миссии.

- Эмм, ты прочитал инструкцию? - осторожно спросила ты, когда он начал с уверенностью перебирать инструменты.

- Да там и читать нечего! - весело отмахнулся кот. - Тем более я начал сейчас вспоминать, как это делал старик. Так что ты не пропадёшь со мной, (Твоё имя)!

Но, несмотря на его льющуюся через край самоуверенность, ты всё равно настороженно поглядывала на Эйрея и взволнованно перебирала побелевшие пальцы. Опустив голову, ты пропустила, как Борис встал со своего места и подошёл к тебе, приласкав ладонью твою правую щёку.

- Всё будет хорошо, - повторил он несколько раз голосом психолога. - Доверься мне, (Твоё имя).

Ты сглотнула горький и тугой ком, чтобы не позволить слезам вырваться наружу, и только собиралась посмотреть ему в глаза, чтобы что-то промямлить, как он неожиданно навалился на тебя всем телом, пригвоздив твоё к земле. Оказавшись под ним, ты ошарашенно вглядываешься на нависшего Бориса и отчаянно краснеешь, теряясь от его действий.

- Ммм, Б-Борис... - почти что стонешь ты, пытаясь совладать с эмоциями, но он снова кладёт пальцы на твои скулы и поднимается медленно-медленно вверх, закрывая губы указательным пальцем.

- Я сделаю всё быстро, только не шевелись и не отвлекай меня. У тебя слишком приятный голос, чтобы я не мог откликнуться на него, - с кокетливой улыбкой добавляет он, оставляя отпечаток своих уст на твоей переносице, и, убедившись в том, что ты не поднимешься с травы, возвращается к инструментам.

Вздрагиваешь, когда он подносит мокрую ватку к твоему пупку и начинает круговыми движениями смачивать медицинским спиртом кожу вокруг него. Запрокидываешь голову, когда Борис с волнением оставляет отметку маркером, и отчаянно пытаешься справиться с ворохом мыслей внутри о том, что будет дальше. Вся дрожишь, как ветхий осенний лист, поддаваясь необаснованной панике, а Эйрей успокаивающе кладёт тёплую ладонь на тыльную сторону твоей. Ваши взгляды встречаются и, перекрещиваясь, открывают безмолвный путь поддержки. Умиротворённо прикрываешь веки, улыбаясь со всей благодарностью ему, и чувствуешь, как сердцебиение ускоряется не от страха, а от любви, плескающейся ласковой волной в грудной клетке. Пропускаешь, как на его губах проскакивает признательность. Борис ощущает нутром, как твоя плоть послушно расслабляется, и с прежней решимостью продолжает свою операцию.

Крепче жмуришь глаза, когда он зажимает недружелюбно-холодн­ым инструментом кожу пупка и вытягивает её. Борис испуганно замирает, пытаясь теперь совладать со своим беспокойством. Он задержал на тебе свой взгляд, но ты оставалась неподвижной и не противилась последнему шагу, усилием подавляя сумасшедший ужас. Эйрей невольно улыбнулся, гордясь тем, что ты проявляешь силу духа; ему непреодолимо захотелось прикоснуться к твоим губам, чтобы подарить бодрящий поцелуй, пробирающий до костей, чтобы у тебя оставались только положительные впечатления, но он сдержался. Уняв лихо скачущее сердце, он глубоко вдохнул и протолкнул иглу сквозь твою кожу одним плавным движением. Стискивает зубы до зудения в области челюстей, будто зеркально переживая твои страдания, но ты даже не издаёшь жалобный писк, хотя слышишь в барабаных перепонках чёткий звук чего-то лопающегося, точно проткнули надутый пакетик; рот плотно зажат в ровную, непоколебимую линию, а веки всё ещё надёжно сомкнуты, и сквозь них под сильным давлением ты видишь только мерцающие звёзды и тёмно-зелёные, чуть размытые пятна. Эйрей начал осторожно покачивать тонкую иглу, чтобы полностью войти внутрь, отчего ты заскребла пальцами почву и помятую траву и сжала её в кулаке до вздутых вен. Ощущение было такое, будто ты представилась кряжистым дубом, в который сейчас пытались протолкнуть кончик тупого сверла, и вращательные движения внутри только усилили болевой натиск сопротивляющейся вторжению чего-то инородного плоти. Борис шепчет что-то бессолнечным, плоским голосом, пронося через себя твои муки, и закрепляет серебряное кольцо, стирая с кожи мазки первой крови.

- Я закончил, (Твоё имя), теперь всё будет хорошо, - он вновь словно бы растёкся, теряя прежние очертания волнения, и просветлел в своём безмолвном восхищении, мысленно чертя округлость символа, который отныне связывал вас. Тебе хочется спросить, так ли ты хороша для него теперь, но он читает твои мысли раньше времени и отвечает с благоговейной улыбкой, от которой щимит сердце: - Ты прекрасна.

Усилием воли подавляя сумасшедшее ликование, ты предалась покою и прикрыла глаза. Боль в области проколотого пупка пульсировала так, будто на свежую рану положили кусочек льда, но мысли о том, что твои чувства небезответны, порождали сладкие вибрации, притупляющие страдания. Ты чувствовала, как ваши души свивались, прорастали в друг друге, пускали корни и становились неделимы. Тебе слышалось, что над вашими головами звучала песня дубовых крон. Гибкие ветки влюблённо переплетались, подобно вашим ныне соединённым рукам. Ты улыбалась сквозь слёзы, мысленно благодаря ясное небо за то, что могла так самозабвенно и беззаветно любить. Происходящее походило еа воплощённое чудо, хотя, наверное, так и должно быть, когда в сердце поселялась любовь.

- Немного больно... - призналась ты спустя несколько минут, тяжело вздымая грудь и смотря на поалевший участок кожи, от которого резало глаза - похоже, ты переживала боль каждым участком тела и клетки.

- Ничего, я сейчас всё залижу и у тебя пройдёт, - спокойно сказал Борис, уверенно наклонившись к твоей ранке.

- С-стой! - забываешь о том, что он кот, который решает все свои проблемы зализыванием повреждений, и молишь о том, чтобы он не производил в реальность такие смущающие действия.

Но через некоторое время, блажённо закрыв глаза, ты попала во власть раскрепощения, которое охватило с ощущением скольжения его дыхания по твоему животу. Длинные ресницы Эйрея слегка щекотали твою кожу. Его губы горячим бархатом касались раненного участка, отчего твои мысли спутались, а в животе свернулось спиралью возбуждение. Слегка вздрагиваешь вспугнутой гусеницей, когда он проводит шершавым, как у настоящего кота, языком по кольцу, просовывает кончик в отверстие, увлажняя недосягаемую территорию, и покорно обмякаешь, когда привыкаешь к сводящим с ума ощущениям, когда он чертит замысловатые рисунки вокруг пупка. Сердца бились в унисон, закрепляя в тебе значимость того, что происходило. Борис не отрывался от своего занятия, словно ты была на вкус как подогретая апельсиновая карамель с ромом - сладкая, дразнящая, пьянящая, лишающая рассудка. Ты с изумлением отметила, что к глазам снова прилила влага, но в этот раз она благоприятно орошала чересчур разгорячённую плоть. Острота пробравшего ощущения опалила отзывчивые нервные окончания. Тебе хотелось заключить возлюбленного в объятие, теснее привлечь его к себе, вобрать внутрь, поглотить, растворить в себе. Не сдерживаешь постыдного стона, когда он начинает поглаживать пальцами твой пирсинг; казалось, будто по твоей коже порхали несмелые бабочки, изучающе щупающие крохотными лапками твоё тело в поисках удобного места для посадки. Боль мистическим образом проходит, оставляя лишь наслаждение и туман в голове. Борис, довольный произведённым эффектом, приподнимается и захватывает твои губы в плен, сминая их, как сдобный пирог. Он скользит ладонями вдоль твоих рук, пока не находит раскрытые в ожидании ладони, и просовывает пальцы между твоими, чувствительно сжимая пястные кости.

- Хочешь подержать мой пистолет? - неожиданно отрываясь от твоих губ в самый неподходящий момент, когда в груди росла теснота от ширящихся как на дрожжах чувствах, а на сознание наползла розовая пелена, спрашивает он с опьянённой улыбкой.

- Ты же знаешь, что я не люблю стрелять из твоего оружия... - уныло произносишь ты, упуская момент нарастающего вожделения от его глупости. Почти разочарованно стонешь: - Ну почему ты так не вовремя говоришь об этом?

Но на губах Эйрея, напротив, расцветает похотливая улыбка, глаза сужаются, блестя совершенно по-лисьи, а адреналин в крови зашкаливает, ударяя в голову фейерверками неприличных образов.

- А я не про тот пистолет, который у меня в кобуре, - невозмутимо произносит он, порождая внутри тебя беспокойное, приятное жжение и одновременно кошмарное смущение от подобной развязности, после которой хочется стыдливо взвыть и упрятать свой помидорный лик в ладонях, а лучше - зайтись возмущённым криком, который распугает всех воркующих между собой птиц в лесу.

- Борис Эйрей, ты извращенец!


­­

http://phasetoleon.­beon.ru/0-1-moi-test­y.zhtml#e447 - своё мнение о тесте вы можете оставить здесь.
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-312.html
the girl from tardis 16:34:48
Запись только для меня.
Осень, приходи скорее... Зайка Ми 12:52:25
­­
На улице холодать начинает... Уляяя, я так жду осени!^^ это вообще моё любимое время года, ну и что, что в школу 1 сентября. Меня это не пугает, и из-за этого меня принимают за ненормальную ^^"
­­


Настроение: хорошее
Хочется: Осенних листьев, дождей, сырости, мудрых цитат и какава с аниме^^
14:46:16 Aеr
Ну да. Нормальному человеку не понравится проводить большую часть времени в таком отстойном месте как школа.
соичи 12:22:37
Запись только для меня.
суббота, 11 августа 2018 г.
the girl from tardis 19:02:37
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Тест: Какое ты домашнее животное? Ты хомяк! Пройти тест: Ring0 15:22:44
­Тест: Какое ты домашнее животное?
Ты хомяк!


­­
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/561-453.html
Тест: С какими чувствами ты умрёшь... Ring0 12:48:14
­Тест: С какими чувствами ты умрёшь?
Умрёшь с чувством презрения


­­

~Вы умрёте от несчастного случая
~Вы будете чувствовать злобу
~Ваша смерть принесёт злорадство со стороны людей

[Люблю сатиру я и юмор,
И, чтоб смешнее умирать,
Спешу, пока совсем не умер,
Со смертью в прятки поиграть.
]

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1012-026.html
пятница, 10 августа 2018 г.
Розочка Engel der Nаcht 20:51:30
­­
Девушка и луна Engel der Nаcht 20:49:35
­­
Рисовала на компьютере
the girl from tardis 20:10:23
Запись только для зарегистрированных пользователей.
the girl from tardis 17:26:24
Запись только для зарегистрированных пользователей.
the girl from tardis 14:42:15
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Взято: Re: over my skin; АнГеЛьСкОе ЧуДо ПрОсТо ЛаПоЧкА 08:17:32
­no.sleep 9 августа 2018 г. 18:56:34 написал в своём дневнике ­youngblood
ahn heeyeon — EXID
­­ ­­
___________________­____________________­____________________­____________________­___________________
EXID - up&down
Ты поднимаешь меня только для того, чтобы бросить вниз.
Источник: http://mhrulit.beon­.ru/0-559-over-my-sk­in.zhtml#67
Тест: Профессия, которая ей не подходит [Bungou Stray Dogs] Осаму... Весёлый Ветер 04:57:40
­Тест: Профессия, которая ей не подходит [Bungou Stray Dogs]
Осаму Дазай


Песчаная полоска у прозрачной воды отливала ярким золотом. Спокойный прибой неспешно нёс свои покорные волны к твоим босым ногам, стоявшим на мягком песке, заливая их почти до колена приятной морской пеной. Лёгкий морской ветерок, словно чья-то нежная рука, развевал по воздуху твои волосы и лёгкое атласное платье. Ты вдохнула в лёгкие этот приятный аромат моря, наслаждаясь умиротворяющей атмосферой, каждой секундой своего пребывания около бриза. Казалось бы, что ничто вокруг не может разрушить эту прекрасную обстановку, наполненную душевными раздумьями о красоте мира и природы. Пока около небольшого нагорья ты не обратила внимания на фигуру молодого человека. Ты недолгое время наблюдала за ним; он казался спокойным и отрешённым от мира, ветер развевал подол его длинного плаща, он, следуя твоему примеру, также наблюдал за игривыми волнами. Ты мягко улыбнулась, радуясь тому, что нашёлся ещё один человек, способный оценить по достоинству окружающую среду, и снова устремила свой взгляд на бескрайнее синее море, на солнце, медленно заходящее за морскую синеву. Неожиданный всплекс отвлёк твоё внимание; ты тут же машинально посмотрела на нагорье, где стоял молодой человек, и ужаснулась, заметив, что его силуэт пропал, а вода под ним разошлась рябью.
Тебя охватило волнение, но ты тут же успокоила себя мыслью, что он мог оступиться и сейчас уже вылезет из воды. Но когда круги на водной глади исчезли, а человек так и не подал признаки жизни, ты запаниковала. Оглядевшись по сторонам и не найдя потенциальных спасителей, ты поняла, что остаёшься единственной надеждой для него. Несмотря на всё волнение, твои глаза налились решимостью и, заставив себя твёрдой фразой "Возьми себя в руки!" успокоиться, твоя персона рванула к месту назначения. Воодушевлённая мыслью о его спасении, ты полностью освободилась от прежнего страха и без раздумий прыгнула в море. Морская влага заполнила твои уши плотной ватой и размыла изображение перед глазами, но ты решительно двигалась в самую глубь, из стороны в сторону размахивая плавно руками, пытаясь довериться чувству осязания. Глубина встретила тебя непривычной прохладой и вездесущими водорослями, плавно движущихся по течению. Перебирая руками растения, тебе казалось, что ты находишься в морском лесу: такие же длинные водоросли, напоминающие экзотические лианы на деревьях, влажные разноцветные камни под золотистыми песчинками и свои пугливые жители, которые скрывались за анемонами.
Ты увидела его в тот момент, когда морской взморник, извиваясь, точно щупальца голодного осьминога, протянули навстречу к его невесомому телу свои изумрудные, тоненькие ручки, желая не то поглотить, не то принять в свои шёлковые и холодные объятья. Он выглядел слишком умиротворённым: веки расслабленно сомкнуты, тонкие губы с безупречными очертаниями раздвинуты и выпускали вереницу прозрачных пузырьков вверх, где над вами светило размазанное и бледное солнце, его лицо и расслабленная поза сделали его похожим на мраморную скульптуру далёкой эпохи, которую случайно выбросило в водяную бездну после разрушения богатой яхты. Подплыв к нему, ты обхватила его худоватый стан одной рукой и усилиями двигалась наверх, словно пытаясь схватить свободной ладонью приветливый луч света. Ты ощущала собственную усталость, как громаду воды, сминающую тебя, как хрупкий осенний лист. Одежда, плотно прилипающая к телу, тянула на дно вместе с повисшей на руке ношей, однако ты продолжала плыть, не слушая злой шёпот моря, которое пыталось утащить тебя в ледяную и недружелюбную глубину. Живое пламя, которое ты разогрела внутри себя, помогло совершить последний рывок, чтобы высунуть голову наружу, разрывая толщу воды. Ты судорожно втянула воздух в лёгкие, которые сдавливала попавшая туда жидкость, и, подхватив под локти незнакомца, потащила его к берегу, волоча, как полный мусорный мешок.
Песок под его влажным телом потемнел, обратившись в нечто похожее на грязь, и сделался рыхлым. Молодой человек продолжал лежать мёртвым грузом на твёрдой поверхности, не подавая признаков жизни. По побледневшему лицу стекали поблёскивающие струйки воды, падая куда-то за воротник формы. Вороша на ходу шкатулку памяти, в которой хранились сбережения о первой помощи, ты сложила ладони друг на друге, опустив их на его грудную клетку, и начала надавливать на неё. Под твоими резкими движениями плоть конвульсивно дёргалась, но алебастровая маска не давала трещину на лице незнакомца, что могло бы родить в тебе слабый импульс надежды. Провальные попытки оживить утопленника казались жестокой насмешкой, и от этого становилось ещё больнее и горше. На тебя накатил ужас, но теперь совершенно иного толка: он дарил отчаяние, смелость, безрассудство. Ты почти видела, как вынимаешь из своей груди крохотный клубочек сияния, подносишь его к сухим и мёртвенно-синим губам парня и сказочным образом подпитываешь его живительной энергией. Ты не могла позволить ему умереть - это было не в приоритетах твоей работы. Решительно опустившись к нему, прислоняешься губами к губам, сталкиваясь с холодом и солёным привусом. Его уста... они чертовски мягие и такие сейчас податливые, что тебе хочется утонуть в развернувшейся острой неге, но усилием воли возвращаешь себя на землю. "Очнись, (Твоё имя), перед тобой же почти труп! Ты должна думать о его жизни, а не о том, как он прекрасен!" - мысленно давала ты себе хлёсткие пощёчины, раз за разом с уже отточенной беспристрастностью возвращаясь к его открытому рту, в который ты щедро пускала воздух, точно кислородная маска.
Не помогало. Шелест волн рядом предупреждал о том, что его душа в их власти, чтобы твоя боль, жгущая, будто открытые раны были залиты расплавленным металлом, не утихала. Агония от собственной безысходности поглощала с новой яностью. Она стала скелетом, хребтом, самой твоей сутью, и ты, несмотря на далёкие отголоски веры, не смогла унять слёзы, прозрачные капли которых застыли в уголках глаз и обмочили собой ресницы, которыми ты пыталась смахнуть со склер жгучую влагу. Ты дрожала, чувствуя, как сердце едва ли не разрывается, а перед глазами проносятся картины того, что никогда не сбудется, что его грудь никогда не начнёт вздыматься и ты так и не узнаешь имя инкуба, что покорил тебя с первого взгляда, как наивную, маленькую девочку.
Внезапно незнакомец зашёлся булькающим кашлем; он дёрнулся, как неожиданно воспрянувший некромантом мертвец, и сплюнул изо рта несколько капель воды, и его кашель сделался просто сухим. Описать свою радость, выглянувшую из потемневших уголков души, не представлялось возможным. Ты завороженно смотрела за тем, как медленно молодой человек смаргивает влажность с длинных ресниц, демонстрируя тебе кофейные глаза, в омут которых хотелось нестерпимо окунуться и не выплывать. Постепенно к Дазаю возвращались звуки, просачиваясь сквозь вату тишины. Крупная дрожь прокатилась по позвоночнику, давая знак, что он снова жив. Густая мгла перед глазами начала постепенно рассеиваться, как порошок на ветру, и он, тяжело моргая, наконец-то сумел рассмотреть девичий силуэт, который выделялся особенно ярко на фоне природного пейзажа.
- Вы ангел? - спросил он каким-то странно-облегчённым­ голосом, в котором сквозила кроха надежды, и на губах начала расползаться немного пьяная улыбка.
- Нет, - почему-то смущённо отвечаешь ты, чувствуя необузданное тепло от его невинного предположения. - (Твоё имя), - зачем-то так глупо представилась ты, не вкладывая ни доли шутливости, ни доли скептицизма. Просто захотелось назвать ему своё имя. - Вы не умерли.
На мгновение тебе показалось, что на его лице отпечаталась грусть, но она была быстро смыта другой эмоцией.
- Значит, стало быть, Вы спасли меня своим прекрасным поцелуем? - с щеньячим блеском в глазах поинтересовался он с приторной улыбкой, от которой у тебя защемило сердце, а пальцы на ногах поджались.
- Я-я не целовала Вас... Всего лишь откачала.
- Да? - Осаму демонстративно опустил расстроенно брови. - Как жаль! Иначе бы у нас всё было как у Ромео и Джульетты, только наоборот - на Ваших устах запечатлелся бы эликсир, который спас бы мне жизнь посредством чувственного поцелуя, - заговорил в поэтической манере он, приумножая романтику момента. - В любом случае, хоть я и опять потерпел неудачу, но зато смог попасть в руки к такой красавице, - он кокетливо подмигнул тебе, заставив полыхать огнём твои щёки.
- О какой неудаче Вы говорите?
- А разве это не очевидно? - он немного удивлённо хлопает глазами, смотря на тебя так, будто ты не можешь понять очевидную вещь. - Я хотел умереть.
"Ещё и говорит это с таким видом, словно это будничное занятие каждого среднестатестическо­го человека!" - поразилась ты, не отводя застывшего, ошеломлённого взора с эксцентричного субъекта. Он не наслаждался произведённым эффектом, но проявлял серьёзность в своих словах, что напугало тебя ещё больше - лучше бы у него в крови был чёрный юмор.
- Простите, а как Вы пришли к такому решению? Люди не могут просто так захотеть покончить с жизнью, на это должны быть веские причины. Вас бросила девушка? - предположила ты, мысленно перебирая ещё сотню вариантов в подобном духе и уже виня ту самую негодяйку, которая посмела отказаться от дивного незнакомца.
- Девушка? - Осаму удивлённо и предельно изящно поднял брови. - Увы, у меня нет красавицы, которая бы разделила со мной сладкую участь смерти... Кстати, это хорошая идея! - внезапно оживился он, доселе находясь в некой прогорклой апатии. - Вместо того, чтобы убивать себя в одиночку, я найду себе пару! Не хотите ли совершить со мной двойное самоубийство, мисс (Твоё имя)? - он внезапно подполз к тебе, введя твою персону в ступор и первобытное смущение, и положил твою перехваченную ладонь на свою. - Я не тороплю Вас с решением, потому что это очень ответственный шаг, но знайте: я очень серьёзен в своих намерениях провести с вами свои последние минуты жизни.
И говорил он так, будто делал тебе предложение руки и сердца, а не предлагал быть поцелованными хладным ртом Смерти. Ты опешила и несколько секунд молчала, не находя нужных слов и даже просто реакции. Эмоции, казалось, вымерли, как и способность здраво мыслить в компании такого человека. Не так ты представляла себе благодарность за свой риск, не хотела ты спасти человека только для того, чтобы он потом ещё раз попытался убить себя, наплевав на твои труды. Тряхнув несколько раз головой, ты сняла пелену с глаз и попятилась назад, неохотно отдёрнув руку - в конце концов его ладонь, вопреки влажности, будто истязал внутри жар, передавшийся и твоему телу; теперь ты ощущала себя в тисках целого пожара.
- Если это шутка, то не очень удачная, - ты насупила брови, пытаясь сделать вид, что с тобой такие выходки плохи. - Жизнь надо ценить, - строго замечаешь ты; и уместней было бы просверлить его укоризненным взглядом, но ты всё ещё заглядывалась, вопреки логике, на его мокрые волнистые волосы, соблазнительно липнущие к лицу.
- А если она мне наскучила и я вижу только счастье в смерти? - беззаботно парировал шатен. - Для меня смерть - это красота и освобождение от проблем. Я даже вчера пытался проломить себе череп об сало, которое долго пролежало в морозильнике, но ничего не вышло - получил только ушиб. Смерть обходит меня, как бы я к ней ни тянулся.
- Потому что Ваше время ещё не пришло, - пояснила как можно спокойней твоя персона.
- А когда придёт моё время, Вы знаете? У вас есть специальный гибельный таймер, который скажет, когда наступят мои последние часы? - по-детски забрасывая тебя глупыми вопросами и хлопая в ладоши, лепетал Дазай, заставляя выражение твоего лица меняться с каждой секундой - от сдержанного до недоумённого.
- Нет, я просто это чувствую, - с нажимом объяснила ты, находясь на той тонкой грани, когда хотелось встряхнуть его за плечи и образумить. - Говорят, если человек не может умереть даже в самых экстремальных ситуациях, значит, он ещё нужен на земле, чтобы выполнить какую-то определённую цель...
- Например, найти девушку, которая согласится совершить со мной двойное самоубийство - это ведь благодарная цель, к которой я двигался на протяжении всей свой жизни, но осознал это только сейчас! - бодро перебил тебя молодой человек с видом творца, которому пришла в голову гениальная идея, нуждающаяся в срочной реализации.
- Нет! - упрямилась твоя персона, охваченная неожиданным порывом остановить его от этого безумия. - Это значит, что Вы должны понять ценность жизни. И я помогу Вам в этом! В конце концов моя работа заключается в спасении чужих жизней.
- Вы спасатель? - предположил Осаму.
- Нет...
- Доктор? - ты снова не договорила из-за парня, который вознамерился самостоятельно догадаться о твоей деятельности. - Я бы хотел посмотреть на Вас в медицинском халате, - добавил он с на секунду загоревшимися зрачками.
- Нет, я не...
- О, знаю-знаю! - победно воскликнул шатен, протянув в твою сторону раскрытую ладонь, как знак "стоп", чтобы он мог высказаться первый. Он приложил свободную конечность ко лбу, изображая усиленную задумчивость, а затем выдал с широкой улыбкой: - Вы мороженщик!
- Что...? - изумилась твоя персона, мотнув головой так, будто тебе послышалось это абсурдное предположение. - Как это связано со спасением жизни?
- Вы спасаете людей от жары своим вкусным мороженым! - с уверенным смешком объяснил Дазай твоей недалёкой персоне, радуясь мнимому триумфу и своей смекалке.
- Я полицейский, - не выдержав, сразу называешь свою профессию без лишних вступлений.
- Полицейский? - Осаму незаметно помрачнел, сделавшись не то хмурым, не то отрешённым - его словно накрыла туманная завеса, за которой не было видно истинных эмоций мафиози. - Что ж, это очень хорошая профессия. Сидишь себе спокойно на кресле, жуёшь пончики, набираешь вес... Но к Вам это не относится, Вы - особенный полицейский, раз решили спасти суицидника вроде меня, - он играюче улыбнулся, сметя с тебя ранее витавшее негодование. - Да и по Вашей стройной фигуре не скажешь, что Вы любите пончики. Может, Вы тайно подрабатываете моделью?
Ты не знала, как воспринимать его дальнейшие слова: за комплимент или за какие-то нелепые издёвки. Молодой человек при пробуждении показался сплошной загадкой, говорящей уклончивые вещи, чтобы скрыть свою истинную натуру. Ты чувствовала в нём некий подвох, который тебе хотелось разгадать. Чисто для потешения своего любопытства. И ради угождения странной тяги к этому сумасшедшему, с которым свела тебя река и его попытка умереть. Довольно странное знакомство с тем, кого послала твоей персоне, как тебе показалось, сама судьба. Как сентиментальная девушка, начитанная бульварными романами, ты мечтала о сказочной встрече и прочей романтической шелухе, но жизнь принесла сюрприз получше - окунула тебя в холодную воду с тем, кто сейчас был бы не против утопить и тебя за компанию. И почему сложившаяся ситуация, хоть и смущала тебя, но не отталкивала, как того требовала уместность? Может, ты тоже сумасшедшая, или он заразил тебя во время мимолётного соприкосновения губ? В любом случае, ты не собиралась менять своё решение.
- Давайте я докажу Вам, что жизнь может быть прекрасной? - с энтузиазмом предложила твоя светлость.
- Увы, но я не хочу менять сладкие и удушающие объятья смерти на какую-то обыденность, - отмахнулся с непринуждённой улыбкой Осаму. - Лучше присоединяйтесь ко мне в клан самоубийц, я создал. Я покажу Вам все прелести из этой области. У меня даже есть книга с особыми позами... - он внезапно осёкся, в упор глядя на твой растерявшийся взгляд, ведь его фраза вкупе с похотливой улыбкой звучала слишком двусмысленно, - где можно безболезненно убить себя! - закончил на весёлой ноте он, застави тебя закатить глаза. "Он дурак, но весьма обаятельный" - ловя себя на мысли, что ты неизбежно тонешь в этой трясине, обречённо подумала твоя персона.
- Хорошо, я принимаю Ваши условия. Вы покажите мне свой мир, а я Вам - свой. Посмотрим, чей окажется лучше.
- И если я выиграю, Вы согласитесь умереть вместе со мной? - оживлённо спросил кареглазый, смотря на тебя, как на сбыточную мечту.
- Нуу... - ты замялась с ответом, потому что не задумалась о возможных последствиях, но всё же решила проявить свойственную полицейскому решимость, пусть и напускную. - Да, я согласна с такими условиями.

...Обрекла ли ты себя после своего ответа на проблемы? Ответ затерялся где-то между "ещё как!" и "ну, в конце концов в каждой ситуации есть свои плюсы". Останавливать Осаму, который с восторженной улыбкой нёсся к дорожной части с фанатичными визгами "Сбейте меня полностью!", уже вошло в твою привычку. В его же привычку вошло насильно утягивать тебя в центр экстримальных условий, где ваша жизнь находилась на волоске от гибели, а он, уверенно расхаживая по узкой балке, разделяющей его от пропасти или стаи диких животных, с философскими рассуждениями приводил тебе положительные стороны суицида. Что ж, благодаря нему тебе удалось натренировать стойкость своей психики, а он со временем... почувствовал нечто вроде привязанности, с какой девушка, проявляя истовость жены в плане заботы, вытаскивала его из передряг, а не отвечала на звонки с предупреждением о том, что он тяжело умирает, монотонным "удачно сдохнуть!". Ты бежала по первому его зову и иногда суицидник пользовался этим, намеренно придумывая, что с ним случилась страшная беда, а сам, когда ты суетливо искала подвох, торжественно раскидывал руки и объявлял, что просто соскучился по тебе, вопреки ужасу на твоём лице. Дазай на самом деле не хотел обрекать себя на какие-то чувства с полицейским, который мог пронюхать о его деятельности, но это как привязаться к бродячему животному - когда ты обернёшься и заметишь, что он не отходил от тебя ни на шаг и теперь дружелюбно виляет хвостом, одержимо заглядывая тебе в рот, уже не останется сил отвергнуть наивного питомца.
- Хорошо, я больше не буду лезть под машины, (Твоё имя), - как-то пообещал тебе Дазай в одной из ваших беззаботных прогулок. - Лучше дождусь, когда ты сама захочешь быть раздавленной, и только тогда я разделю с тобой эту участь! - с небавалым энтузиазмом сказал он, позволив своим зрачкам лихорадочно загореться.
Ты уже перевличато смеёшься над его словами, не воспринимая их всерьёз, как жуткую, вечернюю байку у костра. Всё прекрасно. Но длятся эти мгновения, увы, недолго...

***


Шлепок. Голова Акутагавы слегка откидывается, бархатные глаза пылают горечью и обидой, а щека неумолимо горит.
- Ты хотя бы ящики с оружием, принадлежащие по твоей вине трупам, сможешь разобрать без совершения ошибок? - с некой иронией интересуется Дазай, поднимая брови над выразительными глазами с недобро темнеющим взглядом, смотря на подчинённого сверху вниз; глаза надменно сужаются, поджатые губы выражают презрение, которое Рюноске проглатывает и, потирая алеющую кожу с отпечатками пальцев, покорно направляется к складу.
Осаму тяжело вздыхает, мысленно сетуя на умственную отсталость подопечного, и вдыхает тяжёлый, едкий смрад разлитого бензина, канистру с которым перед замиранием сердца уронил один из членов вражеской гильдии, и воглый запах заплесневелого закутка, где хранилось оружие любой расцветки. Ещё он чувствовал преследующий его, как королевский шлейф, фимиам смерти. Впрочем, этот душок был неотъемлемой частью его жизни, и Осаму нередко ощущал желание перекрыть его нежным жасмином, аромат которого исходил из твоих волос. Пожалуй, это было единственным утешением в безрадостной жизни Дазая. Он запрокинул голову, безучастно глядя на пошарпанный потолок, и считал секунды, чтобы наконец-то выйти из этого душного .
- {censored}а месте!
Кричит тоненький, женский голос, заставивший шатена рефлекторно замереть. Не потому, что он испугался возможного наказания за все свои преступления. А потому, что этот голос принадлежал тебе. Осаму чувствует, как язык прилипает к нёбу, а горло першит сухим песком. Дазай ощущает, как сердце перестаёт равномерно биться - оно вообще останавливается, отказываясь верить в жестокий приговор. Зубы свело так, будто ему довелось проглотить кислую таблетку.
- Руки за голову и повернись ко мне! - решительно скомандовала ты.
Дазай напряжно усмехнулся - наконец-то он увидел тебя в деле, - хотя он чувствовал, как твой голос полнится лёгкой дрожью, обличая волнение, - но совсем не в том свете, в каком ему хотелось. С силой сжав челюсти, что это отдалось в затылке, он неторопливо обернулся, игнорируя твою первую просьбу, и в расслабленной позе воззрился на тебя с напускным равнодушным видом.
- Д... Дазай?! - ты не узнавала собственный голос, потому что он сломался и потерялся где-то в гортани. Язык сел и ощущался деревянным. Глок в твоих руках предательски задрожал и опустился, хотя ещё секунду назад ты уверенно нацелила его в грудь противника.
- Приятная встреча, не считаешь? - начал как-то горестно Осаму, хотя на его лице нарисовалась странная, неестественная улыбка. - Склад, трупы, вонь, ты с пистолетом - чудная романтика. Правда, я немного не так представлял себе наше первое свидание, - я хотел, чтобы оно случилось у нас при падении с вышки, - ну да ладно.
- Ты... Ты работаешь на мафию! - на этих словах в груди что-то мучительно кольнуло. Сердце сбоило от досады. Ты резко мотнула головой, пробуждаясь от оцепенения, и заставила себя встретиться с ним взглядом - он идеально отшлифовал своё спокойствие при встрече в неблагоприятных условиях.
- А ты догадлива, - с некой усмешкой процитировал молодой человек. - И твоя работа заключается в том, чтобы арестовать мафиози. А лучше - убить. Такой, как я, не должен жить. А умереть от твоей руки будет вполне неплохо.
Он начал медленно надвигаться на тебя, как грозовая тень. Тебя окатило жаром. В голове пульсировала кровь. Машинально ты сжала в руках пистолет и снова вернула его в прежнее положение.
- Остановись! Я выстрелю!
Но Осаму, несмотря на твои крики, продолжил невозмутимо идти вперёд. От растущего между вами сближения ты готова была лезть на стену. Рука, сжимающая рукоять глока, затекла. Пальцы предательски занемели. Дазай, находясь у тебя на прицеле, даже не дёрнул мускулом на лице и не испытывал ни капли страха, который обуял тебя. Внезапно из-за двери, где минуту назад стоял шатен, выскочил брюнет в чёрном плаще. На его лице при виде тебя появилась мрачная решимость, не терпящая сентиментальностей.­ Рюноске пригнулся в настороженной манере дрессированной овчаркой, готовой совершить смертельный рывок для защиты своего хозяина.
- Дазай-сан, я разберусь с не...
Он не успел договорить, как Расёмон, преобразовавшийся в чёрные пики копьев, летящие в твоё сердце, был блокирован одним прикосновением двух пальцев Осаму, который встал перед нагнувшейся тобой для защиты. Чёрт бы тебя побрал, даже выстрелить не могла на случай опасности, едва ли не выронила пистолет в немом крике от увиденной мощи мистического происхождения. "Что за?!" - выругнулся мысленно Акутагава, как его пронзил ледяной озноб; Дазай медленно повернулся к нему и смерил его убийственным взглядом.
- Не лезь, - ты, отойдя от шока и ужаса, впервые услышала ледяной баритон всегда беспечного парня, от которого егозливой стайкой поползли мурашки, а поперёк горла встал тугой ком.
Он снова повернулся к тебе, и ты вздрогнула, встретившись с его сумрачным взглядом потемневших до незаваренного кофе глаз. Но при изумлении на твоём лице Дазай смягчил черты лица, сделавшись снова приветливым на вид, и осторожно поднёс к тебе свои руки. Ты, завороженно глядя в его глаза, пропустила момент, когда твои ладони уже оказались в его плену. Охаешь и запоздало опускаешь взор, трепеща от того, как он держит твои ладони в своих - так нежно, так вкрадчиво, так сокровенно, что хочется взвыть от эмоций и бросить чёртов пистолет. Его кожа была настолько горячей, что ты обожглась и закусила губу. Что же ты за полицейский, который умирает от наслаждения в руках преступника? Он, ни на минуту не сводя с тебя ласкового взгляда, управляет твоими руками, уверенно наставляя дуло себе на лоб.
- Стреляй сюда, - объясняет он спокойным голосом психиатра, который бы тебе сейчас пригодился, - так точно не промахнёшься.
От кинутых слов во рту всё пересохло. Руки дрожат пуще прежнего, как на безжалостном морозе. Хочется провалиться под землю или утратить способность чувствовать.
- Не медли, (Твоё имя), - ворковал его до пробирания костей ровный голос, отдающий невидимой горчинкой, почти над самым твоим ухом. - Я преступник. Я тот, кто убил сто тридцать восемь человек в сговоре, совершил триста двенадцать вымогательств и других злодеяний, мой список полон. Я тот, кто заслуживает смерти от руки закона.
Страшные цифры, закружившиеся перед глазами, подкосили тебя, привели к одуряющей слабости, от которой хотелось повалиться на колени, держась за разломленную напополам голову. Невольно ты вспомнила о вашей первой встречи, которая огорошила тебя ныне противоречивыми эмоциями: волшебным летним теплом, солнечным смехом и солоновато-горьким сожалением от осознания того, что он оказался другим. Ты бережно хранила в сокровищнице памяти этот день. Он перевернул всю твою жизнь в положительную сторону, а теперь развернул вверх тормашками. Ты всхлипнула, будучи не в силах вскрикнуть; тебе было больно от сложившейся ситуации и от того, что, вопреки своей профессии, ты не могла спустить заветный курок, пока он выжидающе смотрел на тебя. Твои трясущиеся ладони были давно готовы безвольно упасть, их удерживали только бережные руки Дазая, чьё тепло ты мечтала впитать в себя, словно губка.
- Я... я не могу... - шепчешь одними губами, заливая грязный пол прозрачными каплями слёз, и, стискивая зубы до боли в челюсти, уныло опускаешь голову. - Плохой из меня полицейский, да?
На лице Осаму вырисовывается кривая усмешка, не предвещающая ничего хорошего. Он покорно опускает твои руки, на минуту задерживая соприкосновение; удерживая глок в твоей ладони и поглаживая большим пальцем твой, который слабо зажимает спусковой крючок. Тебя ещё раз бросает в адский жар.
- Отвратительный, - взаимно шепчет он, но никакого укора или отвращения в его голосе нет - он преподносит это как сухой и немного печальный для него факт, неохотно отстраняясь от тебя. - Но делаешь искусственное дыхание ты хорошо, - с неожиданной непринуждённостью произносит он, заставляя тебя поднять увлажнённые глаза на него. - Я не пожалел, когда притворился мёртвым, чтобы дождаться твоего поцелуя.
Смех светлой печалью вырывается наружу, хотя твоё действие больше походило на захлёбывание слезами. Растягиваешься в вымученной улыбке, глотая влагу, и чувствуешь, как сердце разрывается надвое. Вы больше не сможете жить, как прежде, и эта встреча окажется последней - там ты и оставишь раненную часть главного человеческого органа, как подарок за пережитые радости. Уходишь, закрывая глаза на его деятельность, тем самым спасая любимого, но вместе с этим ощущаешь на хрупких плечах груз безответственности,­ который ядовитой желчью оседает в горле...

***


Прошла неделя всепоглощающей агонии. Ты стояла на остановке, выжидая свой поезд. Осталось совсем чуть-чуть и ты окажешься уже на другом конце света, забыв о позоре, пережитом в Йокогаме. Но воспоминания, связанные с Дазаем, навязчиво лезущие в твою голову, не давали покоя. Через плечо бросаешь долгий взгляд на город, в котором остались отголоски пережитого и отворачиваешься, растворяясь в прохладе ветра, уговаривающий тебя больше никогда не доверять грёзам. Сладкие иллюзии были развеяны беспощадной реальностью. Перед глазами проносятся мириады разноцветных вспышек, которые соединяются в одно целое, как атомы, и показывают портрет Дазая, к которому хочется приникнуть и обнять. Сентиментальность как назло врывается в сознание слишком не вовремя, вынуждая на виду у публики показывать свою слабость. Кто-то выкрикивает твоё имя, и едва знакомый голос растворяется в рокоте, как в осином гнезде, толпы. Оборачиваешься, вытягивая шею и пытаясь попутно смахнуть слепящую влагу с век, но отступаешься и падаешь на рельсы. Не успеваешь совладать с шоком и подняться на локтях, как кто-то падает на тебя сверху, опрокидывая весом обратно на холодную твёрдость.
- (Твоё имя), с твоей стороны очень грубо совершить самоубйиство без меня - с беззаботной улыбкой произнёс Дазай, казалось бы, совсем не слышащего позади шум поезда, что повергло тебя в испуг.
- Дазай! - воскликнула ты, ощутив, как тайфун эмоций разбушевался при виде возлюбленного. Вся горечь куда-то улетучилась. Хотелось наплевать на всё и снова обнять его. Но начавшаяся тряска, знаменующая о возможной трагедии, навела на тебя панику. - Я, конечно, рада видеть тебя и хотела бы умереть в руках любимого человека, но не в такой ситуации.
- О, так значит, ты меня любишь? - оживился шатен и, взяв тебя за подбородок, повернул твоё лицо к себе, выжидающе глядя в твои глаза, наполненные ужасом. - Полицейский, влюбившийся в мафиози... Тебе действительно не подходит эта профессия, (Твоё имя), но я даже рад.
- Глупый, сейчас не время! - ты попыталась оттолкнуть его во имя вашего спасения, но руки парня были намертво прижаты к твоей талии.
- Но я всё равно был бы не против услышать признание, - весело сказал он, не разделяя твою панику.
Твоё сердце учащённо забилось, когда шум поезда становился всё ближе, а рельсы начали содрагаться под его тяжестью. Ты побледнела, тебе казалось, что сейчас из твоего тела вылетит душа. Понимая, что Дазай не отпустит, ты смирилась со своей участью и лишь беспомощно, как испуганный котёнок, прижалась к парню, уткнувшись лицом в его пиджак, и вцепилась в него дрожащими пальцами, нервно сжимая кусок ткани.
- Да, я люблю тебя! - выкрикнула ты последние слова, желая перед смертью раскрыть собственные чувства парню. Всё равно уже нечего терять.
Рельсы затряслись сильнее, шум оглушил тебя и все мысли в одно мгновение растворились в голове. Дикий и животный страх покинул твоё содрагающееся тело. Ты лишь плотно сомкнула глаза, прячась в собственной тьме, и твоей последней связующей с реальным миром мыслью стала светлая радость того, что если ты умрёшь, то хотя бы в объятьях Дазая. Ты плотнее прижалась к телу Осаму, желая ощутить живое тепло возлюбленного, и даришь ему жгучий поцелуй на грани отчаяния, похожий на предсмертный стон. Крепко вцепляешься пальцами в воротник его пиджака и тянешь его на себя, углубляя последнее соприкосновение. Ты до сих пор слышишь, как едет поезд, а затем резко останавливается, выпуская из трубы платиновый дым и противный свист, заставляющий тебя резко распахнуть глаза, словно пробуждая от долгого сна. Тебе кажется, что сейчас ты увидишь пушистые облака, врата, покрытые золотом, как это описывалось в книгах, когда люди попадали на небо. Ты видишь всё размыто, но среди неясных изображений удаётся разглядеть остановку, на которой ты ждала свой поезд и людей, столпившихся вокруг тебя и что-то невнятно кричащих. Ты несколько раз проморгала, словно отгоняя от себя дремоту, и, видя уже более отчётливо, смогла убедиться, что всё ещё находишься на той самой остановке, а твой транспорт и люди, выбегающие из него, покорно ждут свою новую спутницу. Чувствуя лёгкость в теле, как при парении над землёй, ты медленно повернула голову в другую сторону. Не веришь тому, что сейчас перед тобой находится Дазай, держащий тебя в руках как ни в чём не бывало и добродушно улыбающийся не только тебе, но и всем остальным обеспокоенным прохожим, говоря о том, что с ними всё в порядке. Только сейчас ты осознаёшь, что шатен в последнюю секунду смог вытащить тебя с рельс и сейчас они находятся в реальном мире, живые и ты на его руках, о чём ты когда-то мечтала в своих девичьих фантазиях.
- Дазай, ты дурак! - со слезами на глазах вопишь ты и, дав пощёчину изумлённому парню, пользуешься возможностью, когда его руки расслабляются, а он сам отшатывается в сторону от удара, и спрыгиваешь на землю, с трудом удерживаясь на трясущихся ногах. Если бы не взгляд прохожих, ты с радостью повалилась на колени и расцеловала бы тротуар за то, что тебе дали второй шанс прожить жизнь.
- (Твоё имя), не слишком-то вежливо бить своего спасителя, - усмехнулся Дазай, потирая ушибленную щёку.
- Ты вообще думаешь, о чём говоришь?! - истерично взревела ты и, найдя в себе силы, прихрамывая, подошла к парню, схватив его дрожащими руками за воротник пиджака, притянув ближе к своему лицу. - Я ненавижу тебя, Дазай!
- Какая ты переменчивая, (Твоё имя); минуту назад любила, что чуть не задушла в своих объятьях, а теперь ненавидишь и готова действительно задушить, - усмехнулся шатен и выставил перед тобой руки, объявляя подобным жестом, что он готов сдаться. - Только давай сейчас не будем драться.
- Да я тебя...
Ты сжимаешь в руках его одежду, готовясь ударить парня по насмешливой физиономии, но желание в миг улетучивается, когда тёплые губы парня резко припадают к твоим, выбивая из твоей головы яростные мысли о том, каким изощрённым способом его можно убить. Ты ослабляешь хватку, покорно обмякаешь, поддаваясь соблазну, и обвиваешь руками его шею, приподнимаясь на цыпочки и углубляя желанный поцелуй с возлюбленным. Смакуешь каждую секунду, пока он сминает твои уста, и любовно обвиваешь руками его шею.
- Знаешь, а ведь я больше не являюсь мафиози, - прерывает он поцелуй, говоря серьёзным тоном. - Но мне нужно залечь на дно, чтобы вокруг меня утихомирилась шумиха. Согласна спрятаться от всего мира вместе со мной?
- Согласна! - без колебаний отвечаешь ты, будучи ослеплённая счастьем, удивляя парня своей решимостью.
- И когда мы выйдем, ты обещаешь совершить со мной в этот раз настоящее самоубийство? - с надеждой спрашивает он, войдя в раж. - Тебе ведь понравился мой мир, я вижу по твоим глазам.
- Ты дурак, Дазай, - расслабленно смеёшься ты, чувствуя, что он попал в самую точку и теперь тебя можно официально назвать сумасшедшей. - Но я всё равно люблю тебя.
- И ты мне тоже нравишься, (Твоё имя), - прилетает тебе беззаботно в ответ, на что Осаму получает негрубый тычок в грудь и порцию жизнерадостного смеха.


­­

http://phasetoleon.­beon.ru/0-1-moi-test­y.zhtml#e433 - мнение о тесте вы можете оставить здесь.
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-293.html
четверг, 9 августа 2018 г.
~ Атмосфера моей комнаты ~ Зайка Ми 18:14:23
Когда идёшь по своему дому, атмосфера во всех комнатах заметно меняется.
~* В кухне например, довольно ­­комфортно и уютно находиться. Пространство заполнено чем-то, какой-то родной и тёплой энергетикой, это буквально ощущается. Наверное потому что здесь часто собирается круг семьи.
~* Ну ванная это понятно, здесь то же самое, ведь она рядом с кухней.
~* Комната сестры. Здесь одновременно и уединённая, и мирная обстановка. Ты вроде и один, но с тобой рядом люди и поэтому чувствуешь себя в безопасности. Я сразу вспомнила, как моя морская свинка блаженно валялась в своём деревянном домике на боку х))
­­~* чем ближе я подхожу к своей комнате, тем напряжённее себя чувствую. Воздух здесь кишит пустотой и одиночеством. Ну вот, дошла до того, что в собственной же комнате становится тоскливо и жутко. Хотя я здесь бываю постоянно и каждый раз с целью уединиться.
* * *
~ То, чем ты живёшь, заполняет и твоё помещение ~


Настроение: Напряжена
Хочется: Послушать музыку, она разбавит эту серость
Категории: Интересное, Размышления, СеМьЯ


Облака, облака.... > Записи друзей

читай на форуме:
Мне все равно, что вы обо мне думае...
На краю вселенной
подари мне свой старый дневник кото...
пройди тесты:
Честны ли Вы?
Перемены 13
Мелло, а я люблю молочный шоколад...
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх